Время собирать камни (patryot2010) wrote,
Время собирать камни
patryot2010

Category:

А.С. Вязигин - лидер харьковских черносотенцев

Профессор Андрей Сергеевич Вязигин (1867−1919)

Андрей Сергеевич Вязигин родился 15 октября (по ст. ст.) 1867 г. в дворянской семье в родовом имении на хуторе Федоровка (Волчанского уезда Харьковской губернии), расположенном у самой границы Харьковского уезда.



По переписи 1897 г. Харьков занимал 8-е место в Российской Империи (около 174 тыс. чел.), из них 89,09% составляли русские: 109 914 чел (63,17%) великороссы, 45 092 (25,92%) малороссы. В границах сегодняшней Украины это был город-стотысячник с самым высоким процентом людей, назвавших русский язык родным. Евреев было 9848 чел. (5,66%), 3969 (2,28%) поляков, 2353 немцев, более 1000 цыган, 760 магометан, 207 караимов и т. д.
Рост населения города был скачкообразным и очень быстрым: 1903 г.- ок. 205 тыс. чел.; 1907 г.- ок. 220 тыс. чел.; 1916 — ок. 283 тыс., т. е. за 19 лет прирост населения составил около 109 тыс. чел. Между племенными (этническими) группами процентное соотношение в начале ХХ в. существенно не менялось. Но вот активность малых племенных групп в различных сферах никак не соответствовала их процентной доле.
Важную роль в Харькове играли учебные заведения, особенно университет. И среди преподавательского, студенческого состава, и среди представителей так называемых свободных профессий всё заметнее становилось, что «инородцы ощутительно» проявляли «противоречащую исконно русским началам деятельность». В 1899—1901 гг. активизируются антиправительственные студенческие выступления. К этому времени в Харькове социал-демократами был уже создан комитет (1898 г.). Харьков был одним из центров эсеров. Здесь действовало ядро их боевой организации. Нельзя не вспомнить маёвку 1900 г. Городскую Думу возглавлял либерал.
Эти и другие факторы привели к тому, что наиболее выдающаяся русская часть харьковской профессуры принимает решение более активно включиться в общественную деятельность. В 1902 г. они направили заявление в Совет Русского Собрания с просьбой открыть Харьковский Отдел.

Вот как об этом рассказал один из инициаторов профессор-историк П.Н.Буцинский: «Основанием для возбуждения <…> ходатайства <…> послужила настоятельная необходимость в борьбе с надвигающимися силами космополитизма, влияние которого становится столь ощутительно в жизни русского провинциального общества».
Весной 1902 г. во время Великого поста между студентами Харьковского университета образовалась группа лиц (около 50 чел.) «пожелавших противодействовать возникавшим в то время забастовкам учащейся молодёжи и успевших воспрепятствовать студенческим сходкам и прекращению учебных занятий. На этот добрый почин отозвались некоторые профессора университета, принявшие под своё покровительство благонамеренную группу студентов… Но для достижения существенных результатов как в области духовного воздействия на молодёжь», так и с целью влияния на общественные настроения, необходима была организация русских людей.
Естественно, что А.С.Вязигин не мог оставаться равнодушным к тому, что происходило в университете и городе. Тем более, что он имел и организаторский талант и определённый организационный опыт (29 декабря 1899 г. его отправили в Москву на заседания предварительного комитета по устройству XII Археологического съезда в Харькове).


Первоначально предполагалось образовать в Харькове самостоятельное общество. Однако некоторые члены Русского Собрания, проживающие в Харькове, предложили создать отдел уже существующего Русского Собрания. Это позволяло ставить одни цели и получать поддержку из центра.

23 февраля 1903 г. Совет Русского Собрания в Петербурге получил разрешение учредить в г. Харькове первый Отдел, который должен был действовать на основании Устава «Русского Собрания» и «Особого к нему Добавления». Этот почин привел к тому, что вскоре отделы РС возникли практически во всех крупных центрах России. Ходатайство было одобрено и Харьковским губернатором И.М.Оболенским, на которого, кстати, в 1902 г. было совершено покушение.
22 марта 1903 г. учредители выбрали из своей среды для управления делами Отдела Совет из 6 профессоров: председателем был избран Вязигин, товарищем председателя — Яков Афанансьевич Анфимов, делопроизводителем — Яков Андреевич Денисов, казначеем — Василий Иванович Альбицкий, членами Совета Петр Никитич Буцинский и Николай Константинович Кульчицкий.
Следует обратить внимание, что Совет Харьковского Отдела Русского Собрания (ХОРС) состоял из выдающихся профессоров университета. Н.К.Кульчицкий, например, в 1897—1901 гг. был деканом медицинского факультета, а в 1916 г. стал последним министром народного просвещения Российской Империи; а профессор Я.А.Анфимов — возглавлял медицинские общества и т. д.

С 1902 г. А.С.Вязигин начал издавать журнал «Мирный труд», ставший со временем лучшим провинциальным «толстым» журналом правого толка. Первый номер вышел в феврале 1902 г. Он открывался программной вступительной статьей редактора-издателя, которая представляла собой своего рода манифест. В полном соответствии с учением классиков славянофильства автор писал: «Вне народности нет мышления, нет познания, нет творчества. Стало быть, и каждый русский не может отрешиться от своей национальности, ибо еще ребенком, с первым своим лепетом, начал проникаться ею, постепенно все теснее и неразрывнее сливаясь всем существом с родной стихией». Причем, как и славянофилы, Вязигин специально оговаривался: «Нам нельзя поворачиваться спиною и к Западу стране святых чудес, по выражению родоначальника нашего славянофильства А.С.Хомякова». Редактор призывал читателя не предаваться унынию и пессимизму, стеная по поводу утраты русским народом самобытности: «Наш великий народ не утратит своего облика и своей духовной самобытности, пока на земле будет звучать живая русская речь».

В декабре 1905 г. А.С.Вязигин выступил инициатором учреждения в Харькове отдела Союза Русского Народа, и уже 15 января 1906 г. Харьковский отдел СРН (ХСРН) был торжественно открыт. На то время в ХСРН насчитывалось около 1100 чел. Под правление Отдела на первых порах Вязигин предоставил помещение в своём собственном доме, а затем правление разместилось в Покровском монастыре. ХСРН благодаря усилиям А.С.Вязигина (хотя он не был его председателем, а только членом Совета) действовал весьма энергично. Стали поступать пожертвования. Союз начал издавать газету «Чёрная сотня», брошюры, листовки.

Андрей Сергеевич открывал Отделы СРН в Харьковской губернии, был активным участником практически всех всероссийских монархических форумов этого времени. На 1-м Всероссийском съезде Русских Людей в Санкт-Петербурге (8−12 февр. 1906 г.) он выступил с приветствием от имени ХОРС, в котором заверил делегатов, что в Слободской Украине нет сепаратизма, в его пользу здесь раздаются лишь отдельные голоса, но «древняя половецкая степь не думает и не желает отделения». На 2-м Всероссийском съезде Русских Людей в Москве (6−12 апреля 1906 г.) Вязигин был избран товарищем председателя Съезда. На 3-м Всероссийском съезде Русских Людей в Киеве (1−7 октября 1906 г.) он был одним из самых активных участников, избирался членом двух комиссий — по выработке проекта постановления по вопросу об избирательном законе и по вопросу об объединении монархистов. Выступая в прениях по вопросу об объединении патриотических союзов, А.С.Вязигин заявил: «Наша история знает формы объединения: община и Собор. По этому типу возможно и наше объединение. Европейские партии с их дисциплиной нам невыносимы; да и кто будет у нас вождем нашей партии. У нас есть один — Самодержец Всероссийский. Никому другому мы при нашем свободолюбии подчиняться не можем, и нет никакой принудительной силы для такого подчинения. В нашем деле одна общая команда невозможна… Я предлагаю организовать девять, так сказать, военных округов в крупных центрах, как Петербург, Киев, Одесса и т. д., которые и служили бы средоточиями, а не командами». По вопросу об объединении 3-й Съезд принял схему, близкую той, что предлагал вождь харьковских монархистов.
Деятельность ХСРН поддерживал генерал-губернатор Н.Н.Пешков. Правящий архиерей — архиепископ Харьковский и Ахтырский Арсений (Брянцев) в октябре 1906 г. освятил хоругвь Совета в честь св. вмч. Георгия Победоносца и стал почётным членом ХСРН. Почётными членами также стали св. прав. Иоанн Кронштадский, знаменитый генерал Е.В.Богданович и председатель Главного Совета Союза детский врач А.И.Дубровин, который в ноябре 1906 г. посетил Харьков.
Такая деятельность не могла не дать результатов. И если во время выборов в I Гос. Думу победу в Харькове одержали кадеты, правда с нарушением действующего законодательства, то в Государственный Совет (май 1906 г.) прошёл как представитель кадетов, так и представитель правых — протоиерей Т.И.Буткевич. Зато выборы во 2 Гос. Думу (нач. 1907 г.) кадеты в Харькове проиграли.
На выборах в III Гос. Думу А.С.Вязигину удалось грамотно организовать предвыборную кампанию. В частности, он привлек к составлению листовок и прокламаций для крестьян и рабочих черносотенцев из простонародья, которым были понятны чувства и мысли представителей своих сословий (вот где и понадобилось знание деревенской жизни, приобретенное на хуторе Федоровка!). На стадии избрания выборщиков выборной кампании победили представители правых организаций. 19 октября 1907 г. Вязигин одержал убедительную победу и был избран в Думу. Победа кандидата от монархистов в крупном городе была редким явлением, поэтому известие об этом вызвало бурю энтузиазма.
Победа правых в Харькове была обеспечена ещё и тем ещё, что с конца 1906 г. ХОРС и ХСРН совместно выступили против красносотенцев. К концу 1907 г. в губернии действовало 26 отделов ХСРН с численностью не менее 10 тыс. чел.
22 октября 1907 г. в день Казанской иконы Божией Матери состоялось чествование члена Государственной Думы А.С.Вязигина, превратившееся в крупную патриотическую манифестацию. Членом Государственного Совета прот. Т.И.Буткевичем в сослужении с о. П.Н.Скубачевским был отслужен молебен, по окончании которого о. протоиерей от имени Харьковского СРН благословил А.С.Вязигина образом Озерянской Божией Матери и сказал напутственное слово, отметив: «Мы знаем какую веру и какое благоговение Вы питаете к Матери Божией, теплой Ходатайнице нашей пред Богом».

В III Гос. Думе А.С.Вязигин играл заметную роль. 1 января 1908 г. он был награжден вторым орденом — св. Владимира 4-й степени, а 22 октября того же года после смерти гр. В.Ф.Доррера Андрей Сергеевич, как один из самых авторитетных правых деятелей, был избран председателем фракции правых. От имени правых он резко выступал против посягательств Думы на права Монарха, против принятия законопроекта о переходе из одного вероисповедания в другое, внесенного октябристами и левыми и принятого Думой, за укрепление религиозного образования. Наиболее важными из его выступлений в Государственной Думе стали: «Незыблемость Самодержавия — основа государственного строя России», «Незаконность решения Государственной Думой религиозных вопросов», «Задача русского народного просвещения», «Цель похода против церковно-приходских школ». Во время одного из выступлений, когда Вязигин проводил анализ национального состава студенчества, отмечая непропорциональное преобладание в нем еврейского элемента, слева раздался выкрик, что выяснение национальности — это мракобесие, на что Андрей Сергеевич спокойно ответил: «Если до меня говорили представители различных национальностей и отстаивали свои интересы, то мне, как русскому человеку, можно отстаивать интересы того народа, к которому я принадлежу».
В период работы в III Государственной Думе А.С.Вязигин входил в Бюро для взаимной осведомленности и совместных действий правых деятелей, которое состояло из трех членов Думы (А.С.Вязигин, Г. Г.Замысловский и гр. А.А.Бобринский) и трех членов Государственного Совета (А.С.Стишинский, М.Я.Говоруха-Отрок и кн. А.Н.Лобанов-Ростовский) под председательством члена Гос. Совета кн. А.А.Ширинского-Шихматова. Во время своего пребывания в составе Гос. Думы под влиянием В.М.Пуришкевича Вязигин наряду с другими правыми думцами сблизился с Русским Народным Союзом им. Михаила Архангела (РНСМА). В 1909—1912 гг. он был членом Главной Палаты РНСМА, в 1913 г. членом редакционной комиссии «Книги русской скорби» и членом Комиссии РНСМА для подготовки празднования 300-летия Дома Романовых. 8 ноября 1909 г. читал лекцию «Об основных законах Российской Империи» для членов 1-го Российского Экономического Рабочего Союза, созданного при Союзе.

После отражения революции в 1905—1907 гг. Андрей Сергеевич призывал единомышленников не почивать на лаврах, но произвести, прежде всего, обстоятельный анализ причин смуты и современного состояния внутренних и внешних врагов России. Во вступительной статье к своему сборнику «В тумане смутных дней» (1908), Вязигин писал: «Пережитое недавно Россией «освободительное безумие» не было неожиданностью для многих, ибо подготовка революционного движения производилась у нас с редкой откровенностью: из года в год затаптывались все глубже в грязь наши исторические святыни, высмеивались народные верования… С ужасом и тревогой смотрели любящие Святую Русь люди на грозное будущее, сулившее великие потрясения для нашего Отечества, которое вдобавок ослаблялось экономическими нестроениями».
Он отмечал, что революция не стихийно созревала, но целенаправленно готовилась, десятилетиями «тайные общества и съезды работали над сплочением всех тех, кто с ненавистью и презрением относился к устоям русской жизни». Именно их лукавая пропаганда привела к тому, что русское юношество «лучшие годы своей жизни отдавало подготовке к революционным выступлениям, а не вдумчивому изучению родной земли». В результате «над Россией все гуще и гуще спускался сумрачный туман приближавшихся смутных дней».
Однако первый бурный натиск революции разбился о «черносотенную плотину, это неприхотливое сооружение стихийных народных чувств». Вязигин считал, что именно с созданием Союза Русского Народа произошло сближение до той поры разделенных и разрозненных «образованных русских людей, сознательных националистов с низами, носителями стихийного национализма». Однако опасность не миновала, революционный напор на Россию не прекратился, и «через плотину стали уже кое-где просачиваться предательские струйки». Поэтому он призывал своих единомышленников к бдительности и кропотливой работе: «Опасность отсрочена, но не миновала, и надо укрепить воздвигнутую народом преграду. Надо детищу стихийного, оскорбленного чувства придать стойкость убежденного сознания, и не позволить врагу обойти народное дело, подмыть и ослабить его устои».

Андрей Сергеевич Вязигин был одним из самых трезвомыслящих политиков-монархистов. Он не только понимал, какие силы выступают против России, но и не строил иллюзий относительно состояния русского общества, особенно его высших слоев. Так, еще в 1908 г. он писал своей жене из Петербурга: «Все разваливается, все трещит. Самые черные дни у нас еще впереди, и мы быстрыми шагами несемся к пропасти. Для меня ясно, что у нас нет ни государственности, ни хозяйства, ни армии, ни флота, ни суда, ни просвещения, ни даже безопасности, но самое главное, у нас нет народа, а есть только население, обыватели. Нет веры, а без веры человек — труп». Он приводил примеры того, как вооружаются соседи, «в то время как русское общество тратит время в бесплодных разговорах и нелепых попытках порвать с прошлым».
В столь же пессимистических (и как показало будущее — реалистичных) тонах он описывал свои ощущения и мысли в письме к жене от 29 апреля 1912 г.: «Убежден, что разложение «народного представительства» пойдет у нас с головокружительной быстротой, и нет людей, которые остановили бы падение России, давно разлагающейся. Тут непреодолимые действуют силы, и карающая десница Божия занесена над нашей Родиной. Впереди только чудо может спасти нас от общей участи — разложения государственности. Россия еще долго может сопротивляться, но ее мозг поражен болезнью, и эта болезнь главная. Сюда должны быть направлены все заботы врачебные. Увы, этого не видят, или не хотят видеть!».

С приходом к власти большевиков он не собирался покидать Харьков и продолжал работать в университете, хотя и был отстранён от преподавания в народном университете. В различного рода изданиях (вплоть до сего дня), там, где упоминается А.С.Вязигин, общепринятым стало выражение «расстрелян за антисоветскую контрреволюционную деятельность». В советское время это по сути означало законность и правомерность такого «суда истории». Хотя «к происшедшему перевороту в смысле власти трудящихся», по словам самого Вязигина (пусть и вынужденно, на допросе), он относился «вполне лояльно».
Однако в начале апреля 1919 г. советом комиссаров высших учебных заведений («Сквозом») А.С.Вязигин был отстранён от преподавания, лишён профессуры, а с 13 мая (по старому стилю) заключён в тюрьму. И хотя революционный трибунал не нашёл за ним вины (по свидетельству В.П.Бузескула «уже несколько лет, как он со свойственным ему пылом и рвением всецело отдавался науке и преподаванию в университете и на высших женских курсах»), тем не менее его продолжали держать в заключении. О зверствах харьковской ЧК известно не много. Именно она являлась главным распределителем арестованных советской властью. Отсюда жертвы направлялись в концлагерь, каторжную тюрьму и особый отдел [Новая Россия. 1919. 21 июня]. В тюрьме А.С.Вязигин читал лекции по средней истории своим «соузникам». Один из них, его многолетний друг, проф. Я.А.Денисов сообщал из тюрьмы, что в качестве гонорара А.С.Вязигин получал от них «гнилое яблоко и, кажется, кусочек полусырого буряка» [Новая Россия. 1919. 10 октября].
В июне 1919 г. перед отступлением красных из Харькова большая часть узников тюрьмы и концлагеря была уничтожена, трупы были сброшены в яр и слегка присыпаны землёй. Деникинская комиссия три дня извлекала их из земли для передачи родственникам и перезахоронения. Оставшаяся часть узников была вывезена в качестве заложников. В их числе оказались прежде всего члены Русского Собрания, представители дворянства, члены семей промышленников, купцов (в том числе женщины, молодые девушки), «группа лиц судебного ведомства». Среди них находились и А.С.Вязигин, профессор-протоиерей Н. Стеллецкий, Я.А.Денисов [Новая Россия. 1919. 21 июня].
Сохранилось архивное дело «О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией», из которого видно, что «профессор всеобщей истории, домовладелец, семейный» А.С.Вязигин был взят в заложники именно за свою прежнюю политическую деятельность как активный деятель Харьковского Союза Русского Народа. Об этом свидетельствует сохранившийся протокол допроса Чрезвычайного Военно-Революционного Трибунала, произведенного в Орле, куда из Харькова через Сумы отправили заложников. Протокол представляет собой машинописный лист без даты, без номера и названия дела, без предъявления обвинения, с вписанными от руки краткими сведениями (никак не могущими быть основанием для расправы) с резолюцией Фельдмана: «Заложник».
Ещё в Сумах часть заложников (22 человека) была зверски казнена. Их закопали вблизи вокзала. Как сообщала газета «Новая Россия» (11 августа 1919 г.), в одной из могил, помещающейся среди огородов были зарыты 10 заложников, расстрелянных ещё в июне. «Все трупы, кроме г-жи Акименко, раздеты. Многие с раскрытыми ртами в позах, вызывающих подозрение, что они брошены в могилу и зарыты ещё живыми. Один из трупов весь изрублен. Остальные, кроме двух расстрелянных Акименко и Хусида, зарублены (следы сабельных ударов на шее). В другой могиле найден труп без головы, рук и ног; по остаткам одежды — военный. По указаниям жителей есть ещё могилы вблизи того места, где стоял вагон с заложниками и в других местах. Точно установлено, что большевики увезли с собою проф. Вязигина, Денисова и Орлова». Оставшихся харьковских заложников в Орле вначале поместили в центральной тюрьме, а потом в концентрационном лагере. По свидетельству нескольких чудом спасшихся заложников, на допросах в тюрьме, лагере А.С.Вязигин «держал себя с достоинством, с непоколебимым мужеством, как герой» [Новая Россия. 1919. 10 октября.].
8 октября 1919 г. в газете «Новая Россия» в статье «Чудом спасенные» сообщалось, что А.С.Вязигин был зарублен в Орле в ночь на 11 сентября (24 сентября н.ст.). А 10 октября в той же газете была опубликована статья проф. В.П.Бузескула «Памяти ученика, профессора-страдальца», где он сообщил о некоторых ставших известными ему фактах последних месяцев жизни своего ученика.
Перед нами предстает стойкий православный христианин. По словам В.П.Бузескула, накануне своей кончины, с 3 по 10 сентября (по ст. ст.), А.С.Вязигин вёл дневник («несколько маленьких листиков, написанных, карандашом, твёрдым, убористым почерком, самая большая запись — под роковым 10 сентября»), где излагал свои мысли о Боге, науке, семье. Ещё в одной из статей 1899 г. А.С.Вязигин высказал убеждённость в том, что «только вера даёт силу жить, зарождает упование на милость Творца, не оставляя человека беспомощным и одиноким». Эту веру и пронёс Андрей Сергеевич до последних земных дней.
К сожалению, нам пока не довелось узнать судьбу этих последних листков (хотя представить их вид, пожалуй, можно — сохранились записки некоторых заложников для своих родных, в том числе и зверски убитого несколько ранее о. Николая Стеллецкого, тело которого так и не было найдено).
Вместе со своим другом прошёл весь путь до конца и проф. Яков Андреевич Денисов. И был застрелен (или зарублен) в Орле 10 или11 сентября 1919 г. [Новая Россия. 1919. 8 октября]. Установившейся в Харькове власти большевиков, как следует из протокола дознания произведенного 29 июня 1919 г., Я.А.Денисов подчинился «как верующий человек». Однако чекисты инкриминировали ему то, что в июле 1918 г. Я.А.Денисов встречался с останавливавшимся в Харькове по пути в Киев В.М.Пуришкевичем (и сфотографировался с ним), хотя следователю допрашиваемый заявил, что Пуришкевича он не считает серьезным человеком, и оценил его как человека, который далеко не оправдывал той репутации, которой он пользовался. Денисов также заявил, что он «никогда не держался» принципа «бей жидов» и вообще не является сторонником преобладания какой-либо нации». Однако эти заявления не спасли его от расправы.
13 (26) октября 1919 г. была отслужена панихида в Николаевской церкви (одной из красивейших в центре Харькова, впоследствии разрушенной) «по зверски убитом большевиками проф. Вязигине» [Новая Россия. 1919. 13 октября]. А 17 (30) октября в Крестовой церкви харьковского Покровского монастыря «была отслужена торжественная панихида по замученным в Орле членам церковно-приходских советов в г. Харькове профессорам о. протоиерее Н.С.Стеллецком, А.С.Вязигине и Я.А.Денисове» [Новая Россия. 1919. 17 октября]. Вскоре Харьков вновь оказался под властью большевиков, которые уже на следующий год закрыли столь любимый А.С.Вязигиным университет.
Не сохранилось сведений (по крайней мере, пока ничего не известно) о могиле Андрея Сергеевича, поскольку на бывшем городском кладбище был устроен молодёжный парк. Не известно до сих пор и о дальнейшей судьбе замечательной русской женщины — Т.И. Вязигиной — супруги и верного друга Андрея Сергеевича. Именно она, в числе других родственников заложников (с А.К.Денисовой и др.) продвигалась на север, вслед за деникинскими войсками и привезла в Харьков тело своего мужа. Не найдены пока и сведения о его двух сыновьях (1896, 1899 г. р.). Его брат, полковник Владимир Сергеевич Вязигин (1863−1929), скончался в эмиграции в г. Нови-Сад (Югославия).
Во время революции и гражданской войны были уничтожены, лишились имущества все мало-мальски состоятельные православные русские (и великороссы и малороссы), а Харьков практически перестал существовать как русский город.
Харьков был разгромлен и интеллектуально. В июле 1920 г. университет был ликвидирован, хотя в нём уже не было ни одного правого профессора.
Губительно на судьбе русского Харькова отразилось и то, что до 1934 г. он был столицей Советской Украины. Была разгромлена и Харьковская епархия: из 12 монастырей и 1063 церквей к 1941 г. незакрытым оставался только один Свято-Казанский храм. Харьковцы превратились в харьковчан, а история дореволюционного Харькова стала объектом немалого числа спекуляций.


http://rusk.ru/st.php?idar=103874
Tags: Самодержавие, Слобожанщина, Харьков, черносотенцы
Subscribe

promo patryot2010 august 29, 2015 23:21 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Очерки по истории Украины-Малороссии-Новороссии. Учебно-методическое пособие для начинающих "сепартістов і терористів" Украинский Миф Восстания 30-Х Годов XVII века в Малороссии Восстание Богдана Хмельницкого и Переяславская Рада Малороссия после Б. Хмельницкого.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments